Вход в систему
28
июн
2017
Деньгами души не выкупить...

Деньгами души не выкупить...


Душа болит, когда не могу ничем помочь…
Вряд ли эта фотография оставит кого-нибудь равнодушным: кот с печальными глазами прижался к плечу своего защитника… Это хорошо, когда есть к кому прислониться

и пожаловаться, чтобы тебя выслушали и пожалели-посочувствовали. Такова природа: любому живому существу требуется, чтобы его любили и понимали, оберегали и защищали.

Почему же, умиляясь животными, мы бываем иногда так бесчувственны к близким, родным, даже к собственным детям? Я видела однажды, как мальчик лет 3-4 кинулся в объятия своей бабушки, прижался к ней и со слезами на глазах стал рассказывать:
- Бабушка, мама купила мне рваные джинсы и заставила их надевать!

И ребёнок заплакал от горькой обиды.
Ребёнок не понимал, да и как ему понять стремление молодой мамы нарядить его «по-модному», он знал одно: ходить в рваном и грязном – это плохо, так его научили. В чём его вина?

Зато молодая мамаша (и ревность к бабушке тоже сыграла свою роль) взвинченным от ярости голосом заорала на ребёнка:
- Сексот! Ты сексот! Ты чего на меня ябедничаешь?

Мальчик не понимал значения этого слова. Сексот – «секретный сотрудник», человек, который доносит. Ребёнок смотрел на маму растерянным взглядом, не зная, как ему реагировать на её слова…

И никак не реагировал, потому что на руках у бабушки ему было тепло и надёжно.
Маму задело то, что на неё жалуется собственный сын и тянется не к ней. Эгоизм с её стороны, и не более. Материнский инстинкт : «Ты мой!», как в пьесе Чехова «Три сестры» у Натальи Ивановны Прозоровой:

Наташа. Ты с Олей будешь в одной комнате, пока что, а твою комнату Бобику. Он такой милашка, сегодня я говорю ему: «Бобик, ты мой! Мой!» А он на меня смотрит своими глазеночками.

Слепая материнская любовь опасна, она застилает разум.

Молодой мамаше и в голову не пришло, что у человека всегда должен быть ещё кто-то, к кому можно было бы обратиться в случае несправедливости. У взрослых - это Бог, или властный покровитель, или вторая половинка, или апелляционный суд, наконец. У ребёнка – никого, только бабушка, только её руки, её любовь, ласка могут его защитить и спасти от горя.
И мамаша лишает ребёнка такой радости! Повторяю: только эгоизм и ничего более… Он же только её! Она же для него старалась: джинсы модные – рваные – для него купила. А он, дескать, не понимает, в чём его счастье, да ещё и жаловаться надумал, сексот!

Чёрствое, бездушное, душевно неразвитое поколение. Только внешний фасад, а за ним – пустота. Обидела своего сына, свою маму и, так ничего и не поняв, осталась довольная собой…


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank