Вход в систему
10
фев
2011
Заброшенный шахтёрский клуб

Заброшенный шахтёрский клуб


Заброшенный шахтёрский клуб
Вот таких заброшенных шахтёрских клубов на территории Макеевки Донецкой области больше десятка… Площадь этого города областного значения равна 601 квадратному километру (для сравнения: площадь Москвы – 1091 квадратный километр). Согласитесь, что пол-Москвы – это немало. Большая разбросанность шахтёрских поселений объясняется спецификой горнодобывающей отрасли промышленности.
Долгое время шахтёрские клубы служили островками культуры в безбрежном океане шахт, терриконов, металлургических и коксохимических заводов…

… Построенные в стиле, напоминающем классицизм, эти здания выгодно отличались своей красотой на фоне однообразных «хрущоб» и «сталинок». Чуть позже архитектуру шахтёрских посёлков стали «разнообразить» современными девятиэтажками. Клубы по-прежнему выделялись своей оригинальной красотой и были единственными зданиями, на которых можно было задержать взгляд. Но не только внешней красотой привлекали к себе они.
Внутри здания кипела жизнь, туда хотелось пойти всегда, потому что каждый день там было что-то новое.
Самые светлые воспоминания моей школьной юности связаны с Дворцом культуры шахты имени В.М.Бажанова в Макеевке. В 70-е годы к нам приезжал Владимир Высоцкий, побывал в шахте, выступил в клубе с концертом, на который мне попасть, по известным причинам, не удалось, но о котором я наслышалась столько отзывов, что до сих пор помню всё до мельчайших подробностей. Многие думают, что песню «Чёрное золото» артист написал, побывав на шахте в Донбассе, но это не так. Песня была написана гораздо раньше, она прозвучала на том знаменательном для жителей посёлка концерте. Просто Высоцкий умел петь и писать так достоверно, что даже ветераны войны считали, что он воевал, иначе чем объяснить такую проникновенность и знание сути дела? После концерта Славику Пригодскому, десятикласснику из нашей школы, посчастливилось пожать Высоцкому руку на прощание. Он об этом потом с гордостью рассказывал. Делясь впечатлениями, добавлял: «А на вид такой маленький, обыкновенный…»
В том же клубе я побывала на встрече с самой Светланой Светличной! Тогда только вышел фильм «Бриллиантовая рука», популярность актрисы была неимоверной. В конце встречи со зрителями вышел с букетом цветов председатель профсоюзов шахты и произнёс, сильно волнуясь (ещё бы! Звезда экрана, мечта миллионов!), серьёзным официальным тоном: «От имени и по поручению профсоюзной организации шахты имени Бажанова разрешите поблагодарить Вас и пожелать Вам…» По залу прокатился добродушный смешок, а Светлана Светличная ответила: «Служу Советскому Союзу!»
Встречи с артистами, концерты, показ художественных фильмов – это далеко не полный перечень того, чем привлекал к себе шахтёрский клуб жителей посёлка. Работали кружки! Фехтовальный, танцевальный, драматический, здесь же проводились занятия по тяжёлой атлетике (сама видела сквозь распахнутую дверь, как мужчины поднимали штанги), бильярдный зал не пустовал.
Библиотека – это особый разговор. Когда первый раз пришла туда, чтобы записаться, библиотекарша спросила: «Вы однофамильцы с таким-то…?» «Нет, это мой папа», - робко ответила я. «Это наш лучший читатель», - с уважением посмотрев на меня, сказала библиотекарша. Мне было приятно, я «загордилась». Ну, что я могу сказать о влиянии библиотеки на мою жизнь? Что «всем хорошим в себе я обязан книгам»? По-моему, здесь всё понятно.
На сцене этого клуба не раз довелось и мне выступать. Первый раз – с пионерским приветом от школы комсомольцам шахты. Моя роль в коллективном приветствии была «маленькой, но ответственной». Вот мои слова: «А во-вторых, комсомольцы, помните, нужды ребячьи ничуть не малы! Есть ли везде пионерские комнаты, есть ли в тех комнатах стулья, столы?» Читала совершенно серьёзно, потому что совершенно не понимала, о чём это мы и к чему это всё? В зале доброжелательно комсомольцы посмеялись после моих слов. По-видимому, критика им очень понравилась, так как нас пригласили потом ещё раз на шахту выступить на собрании с тем же материалом. Мы – с удовольствием, хоть целый день и по сто раз!
Потом были школьные выступления на сцене клуба – «Фестиваль республик». Наш класс представлял Азербайджан. Исполняли какой-то их танец на сцене, перед этим шили национальные костюмы, чтобы представить Азербайджан. Каким всё интересным нам казалось тогда!
Помню конкурс чтецов, посвящённый какой-то годовщине со дня рождения Ленина. Стоишь на сцене, читаешь стихи, а в глубине зала на тебя внимательно смотрят и слушают зрители. Понимаю артистов, которые не могут жить без сцены. Это особое чувство – дыхание зала, ощущение сопричастности к тайне…
«Звезда над нашей шахтой венчает славные дела», - такие строки часто звучали в наших выступлениях. Над копром шахты горела иллюминационным светом звезда. Она для нас была, как звёзды Кремля для всей страны – символом веры, надежды, любви. Таким же символом был наш шахтёрский клуб.
Когда я после долгой разлуки посетила родной посёлок, то разочарованию не было пределов… Заколоченные ставни окон, обшарпанные дома, закрытые магазины, разбитый асфальт улиц с провалами ям (от шахтёрских выработок под землёй), ни одного знакомого лица… Как будто после страшной катастрофы… А что, собственно говоря, произошло? Перестройка! Всё в запустении, разрушено. Что же перестроили? Ни одного нового здания.
Но клуб ещё дышит. Его облицевали белой плиткой, висят какие-то афиши. Ему повезло.
Грустно мне, господа!
Старые дома
Разрушают старые дома,
Превращают в жалкие дровишки.
И по тем развалинам, смеясь,
Носятся чумазые мальчишки.
Детство чье-то в них прошло и жизнь,
Старенькою стала чья-то мама…
Сколько простояли лет и зим,
Может быть, не знают даже сами.
Выстояли все они сполна,
Добрыми друзьями людям были.
Вот сломали старые дома,
Чью-то жизнь, как будто бы убили.
Старики о них тоскуют пусть,
Говорят красивые слова.
Точно так, как умирают люди,
Умирают старые дома.

Саша Кочура, юный поэт из Макеевки.


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank