Вход в систему
16
май
2014

"Уходят не тогда, когда уходят..."


Уходят не тогда, когда уходят.
Совсем иначе это происходит…
Юлия Друнина

Уходят незаметно, шаг за шагом, день за днём… Мелочи указывают на предстоящий разрыв звена в цепи… Сначала – исчезает общение: да о чём нам говорить? Всё уже давно переговорено!
Пропадает заинтересованность в человеке…

Потом вдруг обнаружится, что кто-то слишком громко разговаривает (или слишком тихо, какая разница?) Об этом тебе сообщат, болезненно сморщив носик и нахмурив бровки от благородного стремления не выказывать своего презрения к тебе. С оттенком бесконечной усталости и тяжким вздохом обречённости заметят, как ты медленно о чём-то рассказываешь (или быстро)…
Объектом раздражения может стать всё что угодно. Анну Каренину, к примеру, раздражали уши супруга –

– слишком маленькими они ей казались. Ещё она терпеть не могла, когда муж хрустел пальцами. Каренин страдал. И вот уже в результате стрессового напряжения он, известный оратор на государственных заседаниях, вдруг от волнения слово не может выговорить:
- Я столько пеле- перестрадал», - пытается он поговорить с женой, которую дождался –таки домой поздней ночью.

Гордый Каренин сломлен равнодушием к себе Анны, он мучительно ищет причину разрыва отношений, но мы-то её знаем и понимаем, что зря он старается, что ничего он не в силах изменить!
Разве сможет Каренин удержать влюблённую Анну, если её даже поезд не остановил!

Бессилие доводит нас до отчаяния: видишь «мелочи жизни» и понимаешь, что «нельзя звену в цепи не придавать значенья», но ничего поделать не можешь…
Ничего не в силах изменить… Остаётся лишь «…подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя…»

Уходят женщины и мужчины друг от друга, расстаются друзья, расходятся жизненные пути родителей с сыновьями и дочерьми…

По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.
*
Расстаются люди, потому что всё стало вдруг не «золотым и зелёным», а «не таким». Не так будет сидеть на тебе костюм. Не такая будет причёска. Разумеется, и фигура у тебя, в любом случае, не такая, как надо. И маникюр не такой. И украшения не надевают под спортивный стиль одежды. Выяснится, что ты не так живёшь… И друзей у тебя нет (или, наоборот, слишком много). Всё будет «не таким».

*

Мальчишка Том
Покинул дом,
Махнул ему рукой.
Всё дело в том,
Что этот дом
Стал вовсе не такой:
Скрипели двери
в нём не так,
Не так устроен
Был чердак,
И не такие деревца
Не так стояли
У крыльца.
И не такой
Была река,
И не такими –
Облака,
И мама в доме
Над рекой
Была какой-то
Не такой.

*
«Моя дочь начисто вычеркнула меня из своей жизни, но при этом я не сталкивалась каждый день с хамством и равнодушием самого близкого существа, не рыдала, как эта женщина, каждый день от мелких оскорблений, которые наносила ей дочь на каждом шагу. Наверное, это звучит чудовищно, но я давно уже привыкла к тому, что дочери у меня не было», - это крик души покинутой матери, Любовь Гайдученко о своих отношениях с дочерью пишет в интернете на страницах Макспарка чуть ли не каждый день… Ссылка http://www.proza.ru/2012/02/08/780
Кстати, аватар у неё "говорящий" – фото, на котором она в молодости на пляже с доченькой играют в песочке…
Вот последнее письмо Любови Гайдученко своей дочери, опубликованное в социальной сети Макспарк:
«Женечка! Доченька моя единственная! Ты начала рождаться в ночь с 18 на 19 апреля, перед этим я белила весь день квартиру, я беременная приехала жить к бабушке, а она была уже старенькая, и ей трудно было содержать квартиру в чистоте, а я хотела, чтобы ты появилась на свет в уютной красивой квартире. И не сообразила, что я тебе навредила. Роды были очень тяжёлые, тебя еле спасли. Ты родилась в 6.15 утра и тебя унесли на много дней, положив под кислород.

Но я умоляла Бога (в которого вообще-то не верю, пока жареный петух не клюёт в макушку),чтобы он тебя оставил в живых. Ты мне была очень нужна. И ты выжила. Много у нас с тобой чего было - и плохого, и хорошего. Много счастья ты мне принесла. И горя тоже. Но мы всё преодолели, и вот опять мы есть друг у друга.

Я желаю тебе преодолеть все трудности, которые пока что есть в твоей жизни, верю, что ты станешь известным на всю страну психотерапевтом и к тебе выстроятся очереди из страждущих и жаждущих твоей помощи!

Люблю тебя, родная! Удачи тебе и большого личного счастья! А я тебя всегда буду любить больше всех!

Твоя не очень путёвая мама».

Волкова Светлана Николаевна http://sofya1444.livejournal.com/23384.html поразила меня словами: «Мой сын – это моя казнь».
Светлана Николаевна рассказывает: «Последняя доступная мне фотография сына была сделана двенадцать лет назад, когда он с семьёй навестил свою бабушку – мою маму.
Я смотрю на фотографию своего сына, с придурошной улыбкой заглядывающего в объектив фотоаппарата, на неподвижное лицо его жены, в её чёрные мёртвые глаза, отмечаю крохотный намёк на высокомерие и самодовольство, которые змеятся на её губах, и понимаю, что изменить ничего нельзя!
…мой сын перестал быть достойным человеком! Своим благообразием он вызывает доверие, завлекает людей в секту, где их зомбируют, отдирают от родных, отбирают имущество и заставляют продавать квартиры. Он сам - зомби!
В какой-то момент, осознав весь ужас его деятельности, я решила прийти на Красную площадь, встать на колени и просить у всего честного люда прощения за своего сына-злодея. Не смогла.

Я понимаю, что ничего не вернёшь, у меня не получается даже заплакать, чтобы слезами облегчить душу. Невыплаканные слёзы тяжёлым комом остаются на сердце, и я горестно осознаю, что всё это никуда от меня не денется до моего смертного часа. В этом моя казнь».

«Уходят не тогда, когда уходят»… И женщина начинает зябнуть, сама не понимая, почему…

*


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank