Вход в систему
07
янв
2016

"Смирением можно горы свернуть"


«Необыкновенное путешествие Серафимы» - фильм, который я посоветовала бы посмотреть всем.
Осталось на душе… это чувство, которое могу только попытаться передать в виде сложившегося в сознании образа: «девушка пела в церковном хоре» о том, чтобы все пришли с войны, чтобы радость вернулась к человеку и светлая жизнь была; и все люди слушали песню красивой девушки и верили, что так и будет. «И только высоко, у Царских Врат, Причастный Тайнам,- плакал ребенок О том, что никто не придет назад».

Скажу проще: хочется верить, но остаётся только плакать.
Фильм заставляет вспомнить о прошлом, о сталинской эпохе, об отречении народа от Бога и задуматься о своём личном отношении к вере.

Девочка Сима борется за свой нательный крестик, который ей запрещают носить в детском доме. Воспитатели в духе «сталинских кровавых упырей» - тема, упорно одобряемая нынешней политикой и пропагандируемая на телевидении. Нам внушают в который раз, что Сталин был деспот, а новая власть, нынешняя, - добрая и демократичная. Только имеется ряд вопросов… Если Сталин такой кровавый тиран, то почему он, к примеру,  в Сочи построил для трудящихся людей тысячи санаториев? Не поленитесь сходить по ссылке и посмотреть «сталинский Сочи».тыц

«Необыкновенное путешествие Серафимы», точнее, история с нательным крестиком девочки заставила меня вспомнить судьбу ещё одной девочки того же поколения…

Валя-Валентина… «Смерть пионерки» Эдуарда Багрицкого. Только там всё было наоборот: юная пионеркасимвол новой жизни – отказалась даже перед смертью надеть на себя крестик – символ невежественного прошлого.

Мать девочки умоляет её надеть крестик:


Валенька, Валюша!
Тягостно в избе.
Я крестильный крестик
Принесла тебе.

Не противься ж, Валенька,
Он тебя не съест,
Золоченый, маленький,
Твой крестильный крест.

Девочка-пионерка не надела крестильный крест, у неё другая вера - в Пионерию, в светлое будущее:

Красное полотнище
Вьется над бугром.
"Валя, будь готова!"
- Восклицает гром.

В прозелень лужайки
Капли как польют!
Валя в синей майке
Отдает салют.

Тихо подымается,
Призрачно-легка,
Над больничной койкой
Детская рука.
"Я всегда готова!" -
Слышится окрест.
На плетеный коврик
Упадает крест.
*
Обе девочки умирают: одна – с верой в бога и в существование рая на небе, другая – с верой в идею человеческого братства и в построение рая на земле…

Нательный крестик – кульминационный момент в обоих случаях.
Право выбора за тобой, во что верить. И верить или нет...

Что же с нами творится, люди добрые?
То вожди призывают взрывать храмы – «Религия – это опиум для народа!», «Бога нет!» - и народ старательно исполняет: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья…» Снесли, взорвали, разрушили… храм.

В центре Москвы, на месте уникального бассейна под открытым небом, стоял когда-то храм, после революции его снесли. Потом, через 70 лет строительства нового общества, «снесли» и сам Советский Союз – разрушили то, о чём пели в гимне: «мы наш, мы новый мир построим»… Опять снесли, взорвали, разрушили… на этот раз – бассейн.

В 2000-х раздалась новая команда: восстановить на месте бассейна храм. Восстановили. Постороили новый храм на месте прежнего бассейна, который был построен на месте взованного храма...

Сплошные «духовные метания» народа: взрывать храмы или строить? Верить или нет?

Как жить в этой неразберихе? Каким быть? Фильм даёт ответ: верить и оставаться самим собой.  Перед нами образец истинной христианки – это уборщица Елизавета. На самом деле она никакая не уборщица, а бывшая графиня, владелица этого особняка, в котором сейчас находится детский дом. У неё в шкафу спрятаны иконы, на которые она молится. Она веру не предала, как все, в 1917…

Смирение – вот главная черта христианства. Елизавета, утешая девочку Серафиму, часто призывает её к смирению: «Смирением можно горы свернуть».
Ой, не знаю… Хочется верить, а остаётся только плакать...


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank