Вход в систему
26
мар
2011

"Скупимся на любовь, скупимся..."


Скупимся на любовь, скупимся…
Холод в глазах.
В беседах будничных и в письмах -
Все о делах.
«Всё о делах», карьере, заработках, связях, проблемах, политике, спорте… Считаем, что это самое главное в жизни, а между тем
Проходят дни вполне серьезно
По пустякам.
И понимаем мы так поздно,
Кто дорог нам, кто дорог нам.

Герой рассказа Д.Олдриджа «Последний дюйм», 43-летний лётчик Бен, после тяжёлых испытаний понял, кто ему по-настоящему дорог: «Ему, Бену, теперь понадобится вся жизнь, вся жизнь, которую подарил ему мальчик. …Бен решил, что игра стоит свеч. Этому стоит отдать время. Он уж доберется до самого сердца мальчишки! Рано или поздно, но он до него доберется. Последний дюйм, который разделяет всех и вся, нелегко преодолеть, если не быть мастером своего дела. Но быть мастером своего дела - обязанность летчика, а ведь Бен был когда-то совсем неплохим летчиком».
Только в 43 года мужчина понял, что время стоит отдать ради того, чтобы добраться до сердца своего сына! Понял, что они жизненно необходимы друг другу! И никакие сокровища в мире не заменят духовной близости отца и сына!
Что же было до этого?
До этого всё было кончено: «ему стукнуло сорок три, жена уехала от него домой на Линнен-стрит в городе Кембридж, штата Массачусетс, и зажила как ей нравилось…»
Он остался ни с чем, «если не считать равнодушной жены, которой он не был нужен, да десятилетнего сына, родившегося слишком поздно и, как понимал в глубине души Бен, чужого им обоим - одинокого, неприкаянного ребенка, который в десять лет чувствовал, что мать им не интересуется, а отец - посторонний человек, резкий и немногословный, не знающий, о чем с ним говорить в те редкие минуты, когда они бывали вместе».
До боли страшно и знакомо каждому: одинокий ребёнок, никому не нужный… Отсутствие родительского внимания, общения, которые «компенсируются» материальным обеспечением, и эту «подмену» ценностей никто не замечает, кроме самого ребёнка… Потом родительские упрёки: «Я для тебя всё, а ты… неблагодарный!» А что «всё»?
«Когда ребенок родился, начал ходить, а потом становился подростком, Бен почти постоянно бывал в полетах и подолгу не видел сына. … Это его жене, Джоанне, следовало постараться, чтобы мальчик рос живым и веселым.
Вначале он пытался привязать к себе мальчика. Но разве добьешься чего-нибудь за короткую неделю, проведенную дома, и разве можно назвать домом чужеземный поселок…»
Как знакомы все эти рассуждения, как будто наши собственные оправдания в том, что не уделяли своим детям особенного внимания… И вину сваливать друг на друга нам свойственно… В результате ребёнок сторонится обоих родителей.
Может, пристальнее присмотреться к своему сыну и заметить вдруг, что этот «мальчик с серьёзным лицом был чем-то похож на него самого: за детскими чертами скрывался, быть может, жёсткий и даже необузданный характер».
"Он, кажется, парень развитой", - подумал Бен, удивляясь странному ходу своих мыслей».
Мальчику 10 лет, отцу 43. Бену раньше казалось, что между ними ничего не может быть общего.

- В жизни можно сделать все что угодно, Дэви, - произнес он слабым голосом, - если только не надорвешься. Не надрывайся...
Он не помнил, чтобы давал раньше сыну такие советы.
Отец снова вгляделся в это лицо. "Никто даже не позаботился сводить его к зубному врачу", - сказал себе Бен, заметив слегка торчащие вперед зубы Дэви, - тот болезненно оскалился, надрываясь от напряжения. "Но он справится", - устало и примирительно подумал Бен.
В душе Бена просыпаются отцовские чувства… Так в 43 года он стал отцом 10-летнего сына…
Скупимся на любовь, скупимся…
А время - это миг!
И надо, надо научиться
Любить других, любить других!


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank