Вход в систему
16
июн
2017

Покрывало, которому нет цены


Покрывало, сотканное руками моей бабушки… Каждая ниточка пропитана теплом её рук, заботой обо мне – зимними вечерами ткала мне на свадьбу: «Будет на приданое!» Помню, какой радостью светилось её лицо, когда она говорила о моей будущей свадьбе (а мне было на ту пору лет 10).

В бедное послевоенное время в белорусской деревеньке узорные покрывала служили для украшения «хаціны» (жилища) : ими не только покрывали постели днём, но и вешали на стену, как ковры, чтобы радовать красотой взор.

Сегодня трудно себе даже представить: как деревенские женщины, всё лето работавшие в колхозе, а потом ещё и у себя в огороде, управлявшиеся по хозяйству («гадаваць скаціну», собирать в лесу грибы и ягоды, запасаться сеном на зиму), как они при такой загруженности находили в себе силы и желание, чтобы осваивать ткацкое мастерство?
«Мастерицы, умевшие выткать красивую узорную ткань, были всегда в почете и зачастую освобождались от повседневных обязанностей», - пишут в интернете. Ничего подобного! Никто никого никогда не освобождал от повседневных обязанностей. Более того: умение выткать красивую узорную ткань входило в число этих повседневных обязанностей!

Бабушка показывала мне свой деревянный «ткацкий станок». Из её подробного рассказа о том, как на этом станке при помощи веретена (простой выпуклой палки) делаются льняные нитки, я сделала вывод: «Как это всё трудно!» Поняла, что я так не смогу: всю жизнь учиться надо.

И трудиться! Посеять лён, осенью его убрать, потеребить, оставить на пару недель в поле, периодически переворачивая, чтобы не сгнил, потом высушить, помять в специальных мялках, продавливая каждый пучок (!) по всей длине, отделяя всё лишнее, затем «трепать» - ударять сверху вниз деревянным трепалом, после чего вычесать щетью. Не устали ещё?))) То, что осталось после вычёсывания – льняная кудель – это основа для пряжи. С помощью деревянного веретена пряхи скручивали нити. Как это они умудрялись делать – даже не представляю: левой рукой – с куделью, правой – с веретеном. Одновременно! (Да, это вам не кнопочки нажимать на клавиатуре! «Вы, нынешние, ну-тка!», как говорил Фамусов)

Когда нити были готовы, переходили к ткацкому станку. Далее процесс производства я даже не берусь описывать, настолько всё сложно.
Перенять ткацкое мастерство мне, разумеется, не удалось. Я в деревне была «дачницей». Когда просыпалась, первое развлечение – разглядывать брёвна, из которых сложены стены. Брёвна проложены высушенным мхом, собранным на болоте. На стенах – фотографии в рамках, в одной рамке их могло быть столько, сколько вместится. Семейный альбом – на стенах. (Как тут не вспомнить рассказ Астафьева «Фотография, на которой меня нет», стихотворение Рубцова «Русский огонёк» - чистая правда в них).

В правом углу «хаты» – икона, украшенная рушником, под ней – керосиновая лампа. Да, я застала ещё это чудо! Электричество появилось в белорусской деревеньке в 60-е годы, как это ни странно… У нас дома в то время уже был телевизор, а здесь «лампочка Ильича» зажглась довольно поздно…

Мне повезло в жизни: каждое лето я из "цивилизованного" мира приезжала на отдых к бабушке в деревню - в "Русь уходящую"... Мне понятна тоска Есенина...

Вместо компьютерных игр я в детстве развлекалась тем, что разглядывала трещинки на брёвнах, слушала радио: на стене висела чёрная большая тарелка, из которой доносился голос диктора: «В эфире – передача «В рабочий полдень». Передаём концерт по заявкам тружеников…» Или: «Театр у микрофона» - это вообще праздник!

Только с годами я поняла, каким счастьем было жить в деревенской среде, лежать на русской печи, есть кашу, приготовленную в чугунке, (поверьте: нет ничего на свете вкуснее перловой каши, сваренной в чугунке в русской печи), видеть все эти ухваты разной величины, которыми доставали чугунки из печи - сказка наяву! Лазить в «подпол», собирать свежие яйца в курятнике, пить парное молоко под одобрительные возгласы и аплодисменты родных людей : «Молодец! Всё выпила!»
"Как хорошо всё-таки жить на свете!"
«На ранней заре, когда еще кричат петухи и дымятся избы, распахнешь, бывало, окно в прохладный сад, наполненный туманом, сквозь который блестит кое-где утреннее солнце, и побежишь умываться на озеро. Вода за ночь стала прозрачная, студеная и как будто тяжелая.
Она мгновенно прогоняет ночную лень, и, позавтракав горячей картошкой, печенной в жару, и черным хлебом, с наслаждением отправляешься на прогулку».(И.А. Бунин)

Бабушкино покрывало… Нет ему цены! Берегу!

Хотя был один раз случай... Училась в Таганроге, снимала комнату у одной старушки. Когда получила диплом и "свободу", упаковала вещи в чемодан , обвела комнату внимательным взглядом: ничего не забыла? Довольная собой, отметила: ничего не забыла! И покинула город навсегда. А бабушкино покрывало осталось висеть на стене... Как можно было не заметить?

"Пропажа" обнаружилась позже. Если бы это было не бабушкино покрывало, я бы за ним, конечно, не поехала в Таганрог...


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank