Вход в систему
13
мар
2012

О каком будущем мечтал Чехов?


Произведения классиков не имеют временных границ: каждый раз, изучая в школе давно известные произведения Гоголя, Пушкина, Толстого, Чехова, вместе с учениками открываю для себя новый смысл в хорошо знакомых старых словах. Удивляюсь себе: как же я этого раньше не замечала?
Сравним мечты о будущем чеховских героев с реальностью этого наступившего будущего с точки зрения современного человека.
«Три сестры».
Андрей. Настоящее противно, но зато когда я думаю о будущем, то как хорошо! Становится так легко, так просторно; и вдали забрезжит свет, я вижу свободу, я вижу, как я и дети мои становимся свободны от праздности, от квасу, от гуся с капустой, от сна после обеда, от подлого тунеядства…
***
Согласитесь: свобода от гуся с капустой наступила, но будущее от этого прекрасней не стало… Почему-то философия чеховских героев вызывает ироничную улыбку: «Жизнь тяжела. Она представляется многим из нас глухой и безнадёжной, но всё же, надо сознаться, она становится всё яснее и легче, и, по-видимому, недалеко то время, когда она станет совсем светлой».
Вы, нынешние, из того самого будущего! Почувствовали просветление? Лёгкость?
По-моему, наше будущее, о котором так мечтал Чехов, гораздо хуже того времени, в котором жил писатель.
Чехов часто в своих произведениях устами героев сетовал на родной город Таганрог: «Город наш существует уже двести лет, в нём сто тысяч жителей, и ни одного, который не был бы похож на других, ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного учёного, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть или страстное желание подражать ему… Только едят, пьют, спят, потом умирают… родятся другие и тоже едят, пьют, спят и, чтобы не отупеть от скуки, разнообразят жизнь свою гадкой сплетней, водкой, картами, сутяжничеством, и жёны обманывают мужей, а мужья лгут, делают вид, что ничего не видят, ничего не слышат, и неотразимо пошлое влияние гнетёт детей, и искра божия гаснет в них, и они становятся такими же жалкими, похожими друг на друга мертвецами, как их отцы и матери…» («Три сестры»)
Только всё выше сказанное о родном городе не совсем соответствует действительности. Во времена Чехова в Таганроге открыли драматический театр, который в семидесятые годы 19 века насчитывал в своём репертуаре 324 пьесы! Ставили и Шекспира: «Гамлета», «Короля Лира»…
В книге Дональда Рейфилда «Жизнь Антона Чехова» читаем: «Таганрогская публика была требовательна и несдержанна. Плохого певца могли освистать и прогнать со сцены. Рецензенты местных газет отличались прекрасным знанием предмета. Гимназисты — поклонники того или иного сопрано — носили разноцветные шарфы. Театр был связан с гимназией невидимыми нитями — один из рабочих сцены предупреждал о готовящихся премьерах, другой помогал укрыться от школьных надзирателей». «В театре устраивали симфонические концерты, но и в самом городе музыка звучала повсюду. В городском саду был собственный оркестр, и долгие годы вход туда был бесплатным».
Так и хочется сказать словами из «Бедной Саши»: «Как хорошо люди жили! Как чувствовали!»
Я училась в Таганроге в авиационном техникуме. Кстати, это учебное заведение находится в ста метрах от домика Чехова. Уже тогда нас водили в театр принудительно, без малейшего желания с нашей стороны, что наблюдается в школах и поныне… Мне часто приходится водить своих учеников в наш ТЮЗ. Тот энтузиазм, который был у гимназистов при Чехове, остался приятным воспоминанием о прошлом.
Телевидение, интернет заменили театр? Не думаю. Игры компьютерные, болтовня в социальных сетях…
Да, действительно, каждое поколение читает классические произведения по-своему и открывает в нём для себя всё новые и новые смыслы...
О таком ли будущем, в котором мы живём, мечтал Чехов?


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank