Вход в систему
01
июн
2012

Наступило лето. Что ещё нужно человеку для счастья?


Сегодня – первый день лета.
Не знаю, как вы, а я всегда с нетерпением жду лета. С ним связаны мои мечты об отпуске, свободной жизни, путешествиях, новых впечатлениях и просто о наслаждении жизнью. Ждёшь, когда же закончится учебный год в школе и наступит отдохновение от трудов праведных…
В голову приходят крамольные мысли: вот бы всегда длился отпуск… Чтобы не надо было вставать каждый день в 6 часов утра и бежать на уроки к ученикам, которые учиться не хотят, чтобы не видеть учителей с их будничным однообразием…
Всю жизнь – каникулы. И никого вокруг! Представьте: «Просто все исчезнет с лица земли. Оставить землю и море, и все что растет - цветы, траву, плодовые деревья. И животные тоже пусть остаются. Все оставить, кроме человека, который охотится, когда не голоден, ест, когда сыт, жесток, хотя его никто не задевает».
Представили себе? Хорошо, правда?
Но Рэй Брэдбери, американский писатель-фантаст, в рассказе «Каникулы» деликатно и ненавязчиво подводит к мысли о том, что весь мир - наш общий дом. Ничего хорошего, оказывается, в вечных каникулах нет… О чём там речь?
Итак, начало лета. Первый день его. Семья едет в отпуск. На всей Земле никого нет, кроме них. Весь мир принадлежит им одним! Казалось бы, чего ещё желать можно...

«День был свежий - свежестью травы, что тянулась вверх, облаков, что плыли в небесах, бабочек, что опускались на траву. День был соткан из тишины, но она вовсе не была немой, ее создавали пчелы и цветы, суша и океан, все, что двигалось, порхало, трепетало, вздымалось и падало, подчиняясь своему течению времени, своему неповторимому ритму. Край был недвижим, и все двигалось. Море было неспокойно, и море молчало. Парадокс, сплошной парадокс, безмолвие срасталось с безмолвием, звук со звуком. Цветы качались, и пчелы маленькими каскадами золотого дождя падали на клевер».
Ах, как хорошо!
«- Через месяц, в мае, доберемся до Сакраменто, оттуда двинемся в Сиэтл. Пробудем там до первого июля, июль хороший месяц в Вашингтоне, потом, как станет холоднее, обратно, в Йеллоустон, несколько миль в день, здесь поохотимся, там порыбачим...
Мальчику стало скучно, он отошел к самой воде и бросал палки в море, потом сам же бегал за ними, изображая ученую собаку.
Отец продолжал:
- Зимуем в Таксоне, в самом конце зимы едем во Флориду, весной - вдоль побережья, в июне попадем, скажем, в Нью-Йорк. Через два года лето проводим в Чикаго. Через три года - как ты насчет того, чтобы провести зиму в Мехико-Сити? Куда рельсы приведут, куда угодно, и если нападем на совсем неизвестную старую ветку - превосходно, поедем по ней до конца, посмотрим, куда она ведет. Когда-нибудь, честное слово, пойдем на лодке вниз по Миссисипи, я об этом давно мечтал. На всю жизнь хватит, не маршрут - находка...»
Прошло немного времени… Вечные каникулы - утомили… Так уж устроен человек… Не прожить ему без трудностей, вечная борьба ему уготована природой, а не вечные каникулы.
- Хорошо, правда, если бы мы вечером легли спать, а ночью все каким-то образом вернулось на свои места. Все нелепости, шум и гам, ненависть, все ужасы, все кошмары, злые люди и бестолковые дети, вся эта катавасия, мелочность, суета, все надежды, чаяния и любовь. Правда, было бы хорошо?
Она подумала, потом кивнула.
…мальчик на берегу, не переставая плакать, что-то написал на клочке бумаги, сунул клочок в бутылку, закупорил ее железным колпачком, взял покрепче, размахнулся - и бутылка, описав крутую блестящую дугу, упала в море.
Что, думала она, что он написал на бумажке? Что там, в бутылке?
Бутылка плыла по волнам.
Мальчик перестал плакать».
Вот и пойми попробуй человека…
Так что же ему нужно для счастья? Ощущение полноты бытия?
«Все нелепости, шум и гам, ненависть, все ужасы, все кошмары, злые люди и бестолковые дети, вся эта катавасия, мелочность, суета, все надежды, чаяния и любовь».
Ощущение счастья в самом себе…
Стихотворение из школьной программы подтверждает эту мысль:
Вечер. И.Бунин
О счастье мы всегда лишь вспоминаем.
А счастье всюду. Может быть, оно -
Вот этот сад осенний за сараем
И чистый воздух, льющийся в окно.

В бездонном небё легким белым краем
Встаёт, сияет облако. Давно
Слежу за ним... Мы мало видим, знаем,
А счастье только знающим дано.

Окно открыто. Пискнула и села
На подоконник птичка. И от книг
Усталый взгляд я отвожу на миг.

День вечереет, небо опустело.
Гул молотилки слышен на гумне...
Я вижу, слышу, счастлив. Всё во мне.


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank