Вход в систему
18
июн
2017

"Любое правдивое высказывание воспринимается как подвиг или сумасшествие..."


Известный советский педагог Шалва Амонашвили говорил: "Учитель должен быть гордым, а нищий учитель гордым быть не может"... Трудно не согласиться.

Нищий в материальном плане учитель – это уродливое явление со страшными последствиями замедленного действия, но ещё уродливее – учитель нищий духом, послушный раб без чувства собственного человеческого достоинства.

Существующая чиновничья система делает учителей рабами на галерах, безликой массой, безропотными рабами, которым даже в собственном имени отказали. Да-да, я не оговорилась! Рабы без имени.

Поясню на примере. Если кратко: учитель участвует в педагогическом конкурсе «Литература родного края», ему предлагается написать сценарии уроков, или собрать материалы о местных писателях, или составить хрестоматию-учебник и т.д., творчество приветствуется.

В условия конкурса входит такое требование: участник конкурса должен подтвердить согласие на то, что в случае опубликования его работы без указания фамилии автора он не будет претендовать на авторство и предъявлять претензий. Каково?!

«С правилами проведения конкурса ознакомлена и согласна», - подписали все конкурсанты.

Все учителя покорно согласились, ни один не возмутился тем, что его лишают возможности работать если уж не за деньги («Учитель – это призвание!»), то хотя бы ради того, чтобы оставить своё имя, свой след в памяти людей…

«Жил, думал, чувствовал, творил, вершил открытия…» - твоя фамилия, имя… Что ещё нам надо?)))

Представьте: вышла книга «Литература родного края», в ней использованы собранные тобою лично материалы, но фамилия твоя нигде не указана! Сборник составили чиновники от образования: именно их фамилии красуются в книге! Создатель, поработавший над книгой, - "Ай да Пушкин, ай да сукин сын!"

Почему рабы немы? Почему не возражают на отказ в собственном имени?

Причин много вообще: «Страх господствует в системе российского образования – вернее, многочисленные страхи. Они связаны с нашей нищетой, с ужесточением административного контроля, с существованием рычагов давления, с помощью которых из сферы образования можно устранить любого.

Страх перед начальством. Страх потери работы. Страх показаться политически нелояльным.

Страх перед очередными бумажными компаниями. Страх упасть во время рейтинговой гонки. Страх перед студентами. Страх остаться без студентов. И в этих условиях любое правдивое высказывание воспринимается как подвиг или сумасшествие», - пишет в открытом письме министру образования профессор Вера Афанасьева.

Причины "в частности":
1.Участвовать в конкурсах учителя обязаны, этого требует аттестация: грамоты, сертификаты всякие используются как «показатель творчества». Т.е. сама работа в школе уже как бы не в счёт… Давай, давай, наяривай, учитель! Изменить «инструкцию» об аттестации учитель не может, один в поле не воин. Организоваться учителя не могут сами по себе.

2. Если от «инструкций» по аттестации - нельзя ни шагу ни вправо, ни влево, то остаётся подписывать кабальное соглашение: «С правилами проведения конкурса ознакомлена и согласна». Согласна с тем, что не претендую на авторство, что моя фамилия в книге не будет указана, что я никто и ничто и зовут меня никак… Согласна с тем, что я раб... Нет, рабыня.

Справедливость... Вы её видели?


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank