Вход в систему
16
май
2013

Картина с аукциона Сотсби, или История одного дома на Большой Садовой


Не знаю, будет ли вам интересно заглянуть на выставку картин на аукционе Сотсби... Лично мне - так очень. Что там и почём выставляется - любопытно узнать. Если хотите посмотреть, то вам сюда!

Вот, например, картина Петра Петровича Кончаловского "Большая Садовая при лунном свете" на аукционе Sotheby,s выставлена со стартовой ценой 250.000 - 350.000 фунтов. Холст, масло 59.5 на 79cм

Андрей Кончаловский в своей книге "Низкие истины" вспоминает о деде: "Дед мой, Петр Петрович Кончаловский, был человек глубоко русский, но без Европы не мог жить. В его доме все дышало Европой, не говорю уж о том, что в живописи он был сезаннистом. В первый раз он ездил в Испанию где-то в самом начале века вместе со своим тестем Василием Ивановичем Суриковым. Они писали эскизы по всей Европе". "Хоть и был академиком, но портрет Сталина писать, между прочим, отказался".

 "Дед вполне мог бы не возвращаться в Россию. В 1924 году у него в Париже была очень успешная выставка, начали продаваться картины, он мог бы и работать, и зарабатывать, и выставляться. Но он вернулся, поехал в Новгород писать тамошних обитателей, потом какое-то время путешествовал, Россию больше уже никогда не покинул, хотя всегда тосковал по Европе.
      Почему он вернулся? Не знаю. Может, по наивности. Может, потому, что русские художники не очень процветали в Париже. И Коровин, и Ларионов, и Гончарова - никто особенно не благоденствовал, за исключением разве Кандинского и Малевича, да и то с большими оговорками. Может, потому, что начинался НЭП и дед решил, что худшее миновало. Может, потому, что чувствовал: должен быть здесь. Короче, дед был европеец, которому жить было нужно в России".

Описание картины в каталоге

В 1910 году семья Кончаловских переехала жить на Большую Садовую улицу, в знаменитый дом миллионера Ильи Пигита, владельца "Ducat" - табачной фабрики.

Дом № 10 по Большой Садовой стал легендой:

«На Большой Садовой стоит дом здоровый
Живет в доме наш брат - организованный пролетариат
И я затерялся между пролетариатом, как какой-нибудь, извините за выражение, атом…»

 Так в 1921 году Михаил Булгаков описывал свой первый московский адрес.

Построен он был в 1902-1903 гг. на участке, принадлежавшем состоятельному промышленнику Илье Давыдовичу Пигиту, владевшему расположенной за Садовым кольцом табачной фабрикой “Дукат”. Он сам тоже поселился в этом доме на третьем этаже и создал все условия для удобства проживания художников, артистов.

В квартире № 24 в 1910 году поселился знаменитый художник Пётр Петрович Кончаловский (дед Андрона Кончаловского и Никиты Михалкова) со своей семьёй - женой и детьми.

В квартире №38, была мастерская талантливейшего театрального художника Георгия Богдановича Якулова, про которого даже шутили, что были б декорации Якулова, а пьеса уж как-нибудь да пройдет. К Якулову частенько захаживали Василий Качалов, Всеволод Мейерхольд, Александр Таиров, Андрей Белый, Алиса Коонен, Федор Сологуб, Анатолий Луначарский.

Именно в этом доме в квартире у Якулова на одной из дружеских встреч в октябре 1921 г. познакомились Сергей Есенин и Айседора Дункан.

Дом 10 по Большой Садовой (м.Маяковская) в первую очередь известен как Булгаковский дом, или дом с “нехорошей квартирой”

 

Когда-то роскошный доходный дом,  после революции он был приспособлен под первую рабочую коммуну. Дом №10 стал жить «двойной жизнью»: в студиях художников Петра Кончаловского и Георгия Якулова, находившихся в корпусе во дворе дома 10, по-прежнему можно было встретить Айседору Дункан и Сергея Есенина, Алису Коонен и Андрея Белого, Василия Сурикова и Федора Шаляпина, имажинистов и футуристов, членов художественной группы «Бубновый валет», да и весь цвет московской богемы,

а в остальных квартирах варили самогон, писали доносы, дрались, играла гармоника, проходили общественные собрания, а Аннушка Горячева по прозвищу Чума из «пятидесятой» закатывала скандалы.

Эту неприглядную сторону жизни дома ярко описал сам Булгаков в рассказах «№13 – дом Эльпит-Рабкоммуна», «Псалом», «Самогонное озеро», и, наконец, в романе «Мастер и Маргарита».

 Коммунальная квартира №50, в которой с 1921 по 1924 год жили Михаил Булгаков и его жена Татьяна Лаппа, стала прообразом той самой «Нехорошей квартиры», где обосновался Воланд со свитой, и где находится та самая таинственная лестница, ведущая в иное измерение.

 

Пётр Петрович Кончаловский, находясь в отдалении от открытой местности пейзажей Италии или Испании и не имея возможности их писать, увлёкся городским пейзажем. Но в его картинах, даже в городских пейзажах, природа по-прежнему преобладает.

В центре картины мы видим дерево, розовый дом на Большой Садовой... Эта работа является уникальной, крайне редко встречаются картины с ночным изображением старой Москвы с домами времён досталинских строительных проектов. Необычный ночной вид города вызывает мысли о тепле и уюте розового дома на фоне снега и замёрзших пустынных улиц.

(по материалам интернета)


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank