Вход в систему
07
ноя
2015

Каким должен быть губернатор Новороссии


Стоило только Пушкину написать «маленькую трагедию» «Моцарт и Сальери», как весь мир тут же поверил, что Сальери из зависти отравил Моцарта. Современные «расследования» доказали, что на самом деле всё было не так. Но кто о них знает и кто их читает? (Риторический вопрос).
Как и Сальери, графу Воронцову - любимому народом губернатору Новороссии - тоже не повезло. Своей эпиграммой поэт навечно пригвоздил его к позорному столбу:

Полу-милорд, полу-купец,

Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным, наконец.

Что мы знаем о графе Воронцове, кроме этой эпиграммы? Ничего. Ах, да! Ещё у него дворец есть Алупкинский в Крыму. Как же, ездили на экскурсию, видели.

А между тем «полу-невежда»… всю жизнь коллекционировал древнерусские рукописи, занимался собирательством книг с юности, имел несколько книжных собраний в России и за границей, увлекался идеями французских просветителей Вольтера, Руссо, Монтескье…

«Полу-милорд», «полу-купец», «полу-мудрец» граф Воронцов – любимый народом губернатор Новороссии, способствовал хозяйственному развитию края, процветанию Крыма, строительству Одессы. Граф Воронцов основал города Бердянск, Ейск, начал переустройство посёлка в город Ялту. Чума, занесённая из Турции, не проникла в глубь России благодаря своевременно принятым энергичным мероприятиям Воронцова.

Когда его не стало, народ сложил поговорку о любимом губернаторе Новороссии: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер».

«Полу-герой» - так называет Пушкин во втором варианте эпиграммы графа Воронцова.
На самом деле Воронцов – настоящий герой, он принимал участие во многих боевых сражениях, в том числе в сражении под Смоленском во время Отечественной войны 1812 года.

За что же Пушкин так ополчился на графа Воронцова? Давайте разберёмся.

Их пути пересеклись в Одессе. Сначала отношения складывались благополучно, о чём Пушкин пишет 25 августа 1823 года из Одессы своему брату Льву: ««Здоровье моё давно требовало морских ванн; я насилу уломал Инзова, чтобы он отпустил меня в Одессу, – я оставил мою Молдавию и явился в Европу. Между тем приезжает Воронцов, принимает меня очень ласково, объясняет мне, что я перехожу под его начальство, что остаюсь в Одессе…»

Воронцов поселил поэта в своём собственном доме, разрешил пользоваться личной библиотекой. Но потом, вероятно, начал ревновать Пушкина к своей жене. Как вы думаете - безосновательно? (Опять риторический вопрос).

Библиографы много "насочиняли" о романе Елизаветы Ксаверьевны и юного поэта, поговаривали даже о незаконнорожденном ребёнке…
«Считается доказанным, что Пушкин во вторую половину своего пребывания в Одессе, приблизительно с конца 1823 года (т. е. после отъезда Ризнич), полюбил Воронцову и пользовался ее взаимностью. Большинство биографов думает даже, что чувство, внушенное Пушкину Воронцовой, и было той единой, сильнейшей любовью Пушкина, которая, начиная с одесского времени, не покидала его всю жизнь и которую он так тщательно скрывал», - пишет исследователь М.О.Геошензон.
http://az.lib.ru/g/gershenzon_m_o/text_1909_pushkin_i_vorontzova.shtml

Воронцов, душевный покой которого был явно нарушен появлением в доме поэта, написал донос царю, за что Пушкин и разгневался на графа, написал злобную эпиграмму, бичующую, как хлыстом: «усердный льстец“, „вандал, придворный хам и мелкий эгоист“, „подлец».

Пожалуй, Пушкин был не прав по отношению к графу Воронцову… А там - кто его знает... Ревность - страшное чувство (Отелло задушил Дездемону). Может быть, губернатор Новоросии злоупотреблял своим служебным положением по отношению к Пушкину? Ведь отправлял же он поэта на борьбу с саранчой, несмотря на то что Пушкин не состоял у Воронцова на службе. Хотел унизить Поэта?

Человек - словно в зеркале мир, - многолик,
Он ничтожен - и он же безмерно велик.
Мы - источник веселья - и скорби родник,
Мы - вместилище скверны - и чистый родник.
Омар Хайям

Строгим ценителям чужой нравственности Пушкин направил свой ответ в "прекрасное далёко": «Толпа жадно читает исповеди, записки etc, потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок как мы! Врёте, подлецы! Он мал и мерзок – не так, как вы, – иначе».


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank