Вход в систему
28
апр
2017
"Иду к "Максиму" я, там ждут меня друзья..."

"Иду к "Максиму" я, там ждут меня друзья..."


Дождь за окном, брошенная телефонная трубка… Что случилось? Обычная история: он разлюбил её.

Спросите, а почему не наоборот? Потому что мужчина не будет ждать у окна, романтично разглядывая капельки дождя на стекле, в томительном ожидании с надеждой смотреть на телефон. Мужчины поступают так:

Иду к "Максиму" я,
Там ждут меня друзья.
*
Там смех, там блеск огней,
Весёлый круг друзей,
И забываешь скуку,
И на душе светлей.
*
Там женщины беспечны,
Зато чистосердечны.
Вот она, суровая правда жизни!))

Эту «правду жизни» раскрывает Чехов в рассказе «Попрыгунья».
*

Ах, как хорошо всё начиналось! В тёплую июльскую ночь Ольга Ивановна стояла
на палубе волжского парохода и смотрела то на воду, то на красивые берега. Рядом с нею стоял Рябовский…
— Я безумно люблю вас... — шептал он, дыша ей на щеку.
У Ольги Ивановны забилось сердце.
— Да, какая ночь! — прошептала она, глядя ему в глаза, блестящие от слез, потом быстро оглянулась, обняла его и крепко поцеловала в губы.

Художник, бледный от волнения, сел на скамью, посмотрел на Ольгу Ивановну обожающими, благодарными глазами…
*
(Чехов, с присущим ему мягким юмором, пародировал навязчивые описания природы: «Был тихий вечер. В воздухе пахло. Соловей пел во всю ивановскую. Деревья шептались. В воздухе, выражаясь длинным языком российских беллетристов, висела нега… Луна, разумеется, тоже была. Для полноты райской поэзии не хватало только г.Фета, который, стоя за кустом, во всеуслышание читал бы свои пленительные стихи” («Скверная история»)).

Через месяц «любовь закончилась».
*
Второго сентября день был теплый и тихий, но пасмурный. Рано утром на Волге бродил легкий туман, а после девяти часов стал накрапывать дождь. И не было никакой надежды, что небо прояснится.

После чая он, мрачный, сидел у окна и смотрел на Волгу. А Волга уже была без блеска, тусклая, матовая, холодная на вид. Всё, всё напоминало о приближении тоскливой, хмурой осени. И казалось, что роскошные зеленые ковры на берегах, алмазные отражения лучей, прозрачную синюю даль и всё щегольское и парадное природа сняла теперь с Волги и уложила в сундуки до будущей весны...

Одним словом, он был не в духе и хандрил.

— Боже мой, — простонал Рябовский, — когда же наконец будет солнце?
— Самая главная причина, что вы уже тяготитесь мной. Да! — сказала она и зарыдала.

— Ольга, я об одном прошу вас, — сказал художник умоляюще и приложив руку к сердцу, — об одном: не мучьте меня! Больше мне от вас ничего не нужно!
— Но поклянитесь, что вы меня всё еще любите!
— Это мучительно! — процедил сквозь зубы художник и вскочил. — Кончится тем, что я брошусь в Волгу или сойду с ума! Оставьте меня!

По уходе его, Ольга Ивановна долго лежала на кровати и плакала. Сначала она думала о том, что хорошо бы отравиться, чтобы вернувшийся Рябовский застал ее мертвою, потом же она унеслась мыслями в гостиную, в кабинет мужа…


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank