Вход в систему
30
июн
2017
И что в этой Европе такого особенного?

И что в этой Европе такого особенного?


Прага. Вид из окна отеля... Хотели бы здесь жить?

"То, что в Европе вызывает восторг, в Азии карается. То, что в Париже считают пороком, за Азорскими островами признается необходимостью".

Философия Гобсека у меня на сайте

"Незыблемо лишь одно-единственное чувство, вложенное в нас самой природой: инстинкт самосохранения. В государствах европейской цивилизации этот инстинкт именуется личным интересом".

"Я путешествовал, видел, что по всей земле есть равнины и горы. Равнины надоедают, горы утомляют; словом, в каком месте жить - это значения не имеет. А что касается нравов - человек везде одинаков: везде идет борьба между бедными и богатыми, везде. И она неизбежна".

Почему же "поравалильщики" все так стремятся в Европу? Эмигранты - несчастные люди. Своё потеряли, а чужого не приобрели. Языковой барьер, чужие законы и чужая жизнь...

Своя земля и в горсти мила. Всю жизнь Фёдор Шаляпин, находясь в эмиграции, возил с собой в портфеле горсть родной земли. Сергей Рахманинов, тоскуя по родине,  пытался вырастить берёзы под окном, но они не приживались, климат не тот... Привыкший к российским необъятным просторам, он не радовался жизни в горах Швейцарии. И Есенину было тесно там, когда он отдыхал с Айседорой Дункан в Швейцарии. Он любил раздолье рязанских полей, а в Европе скучал.

Люди до самой смерти не могли смириться со свершившимся фактом.

Марина Цветаева. Тоска по родине

Тоска по родине! Давно
     Разоблаченная морока!
     Мне совершенно все равно --
     Где совершенно одинокой

     Быть, по каким камням домой
     Брести с кошелкою базарной
     В дом, и не знающий, что -- мой,
     Как госпиталь или казарма.

     Мне все равно, каких среди
     Лиц ощетиниваться пленным
     Львом, из какой людской среды
     Быть вытесненной -- непременно --

     В себя, в единоличье чувств.
     Камчатским медведем без льдины
     Где не ужиться (и не тщусь!),
     Где унижаться -- мне едино.

     Не обольщусь и языком
     Родным, его призывом млечным.
     Мне безразлично -- на каком
     Непонимаемой быть встречным!

     (Читателем, газетных тонн
     Глотателем, доильцем сплетен...)
     Двадцатого столетья -- он,
     А я -- до всякого столетья!

     Остолбеневши, как бревно,
     Оставшееся от аллеи,
     Мне всe -- равны, мне всe -- равно,
     И, может быть, всего равнее --

     Роднее бывшее -- всего.
     Все признаки с меня, все меты,
     Все даты -- как рукой сняло:
     Душа, родившаяся -- где-то.

     Так край меня не уберег
     Мой, что и самый зоркий сыщик
     Вдоль всей души, всей -- поперек!
     Родимого пятна не сыщет!

     Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
     И все -- равно, и все -- едино.
     Но если по дороге -- куст
     Встает, особенно -- рябина...

Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank