Вход в систему
21
май
2016

ГИА. Творческое задание по русскому языку "Расскажите о своём хобби..."


ГИА. Творческое задание по русскому языку:
"Расскажите о своём хобби, включив в сочинение историю о хобби одного из литературных героев".
В антифашистском романе Э.М. Ремарка "Тени в раю" отражается печальная история немецкой эмиграции. Основная масса эмигрантов – это гонимые и преследуемые, чаще всего по расистским мотивам или вследствие «несовместимости» с теорией и практикой гитлеризма.
«Я прошёл этот путь подобно многим другим, спасавшимся от гестапо», - рассказывает главный герой романа о себе.

Спасаясь от преследований, он нашёл убежище в Брюссельском музее, где вынужден был провести два года.

Чтобы его никто не заметил, днём он сидел взаперти в подвале, где находился запасник. Вечером приходил директор, приносил еду и на ночь выпускал из убежища. Свет, разумеется, нельзя было зажигать.

Чтобы не сойти с ума от скуки, журналист стал ночами бродить по залам музея, запоминать картины. «Скоро я уже знал все полотна. И сидя днём в кромешной тьме , мысленно восстанавливал их в памяти. Я представлял их себе, следуя определённой системе, по порядку, иной раз на одну какую-нибудь картину тратил много дней.

…Если бы я просто любовался картинами, то, наверное, пропал бы. Но я придумал себе своего рода упражнение для памяти и благодаря этому всё время совершенствовался».

Журналист заучивал наизусть цвета и композицию, блуждая ночью по залам музея, он рассматривал бронзовые фигуры. Брюссельский музей славился своей ценной коллекцией древней китайской бронзы. У журналиста выработалось умение оценивать на ощупь патину. К тому же он провёл много времени у музейных витрин и узнал кое-что о фактуре старых окисей.
Это увлечение журналисту пригодилось в жизни.

Когда ему чудом удалось эмигрировать в Америку, то она не показалась раем. Журналисту дали понять: «Не надейтесь стать нелегальным мойщиком тарелок!» Жить было не на что.

В дело вмешался случай. Торговец антиквариатом попросил журналиста определить подлинность бронзовой статуэтки. «И вдруг я почувствовал, что бронза живая. И не из-за своей формы, а из-за патины. Патина не было мёртвой. Никто не наносил её нарочно, никто не вызывал искусственно, травя шероховатую поверхность кислотами, патина нарастала сама по себе, очень медленно, долгие века…»
Журналиста приняли на работу в качестве эксперта, так в Америке началась его карьера, фундамент которой он заложил своим вынужденным хобби.


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank