Вход в систему
10
янв
2011
Единственный в мире Мемориальный музей В.Набокова. Бабочки Набокова.

Единственный в мире Мемориальный музей В.Набокова. Бабочки Набокова.


«Бабочки В.Набокова».
«Мои наслаждения – самые интенсивные из доступных человеку: литературное творчество и ловля бабочек», - писал В.Набоков в книге «Твёрдые мнения».

Свою первую бабочку он поймал в семилетнем возрасте. Такое необычное увлечение у него появилось не случайно: отец будущего писателя был заядлым коллекционером-любителем. Ловля бабочек для Набокова стала не просто наивным развлечением, а серьёзной научной работой, что подтверждается его ответами в интервью Немецкому телевидению в 1971 году: «По-настоящему я занимался лепидоптерой в течение всего семи-восьми лет, в сороковые годы, и преимущественно в Гарварде, где я работал научным сотрудником энтомологического отдела в Музее сравнительной зоологии». Эти годы он считает «самыми радостными и волнующими во всей моей жизни».
Если И.Бунин в рассказе «У истока дней» пришёл к выводу, что «от попыток моих разгадать жизнь останется один след: царапина на стекле, намазанном ртутью», то Набоков в своих поисках истины не смирился. Он пошёл своим оригинальным путём, совместив в творчестве личные научные поиски и искусство и попытавшись ответить на вопросы: способно ли искусство изучать свои объекты так же детально, как энтомология изучает бабочек? Способна ли наука выявить художественный замысел природы? В современном мире такой метод назвали бы «интегрированным». Такой необычный подход, интегрирование научного и художественного метода познания мира, возможно, и сделал его писателем нового тысячелетия. Литература и изучение бабочек – две равнозначные стихии, в которых Набоков чувствовал себя абсолютно счастливым и реализовывал свой талант.
Коллекции бабочек, собранные собственноручно писателем-энтомологом, находятся сейчас в единственном в мире Мемориальном музее Набокова в Петербурге. Если вы можете по достоинству оценить красоту и строение бабочки, то сможете оценить красоту и изящество творчества Набокова.
И, словно вступая в дискуссию с И.Буниным, писатель-энтомолог утверждает:
Нет, бытие – не зыбкая загадка!
Подлунный дол и ясен и росист,
Мы – гусеницы ангелов; и сладко
Вгрызаться с краю в нежный лист.
Рядись в шипы, ползи, сгибайся, крепни,
И чем жадней твой ход зеленый был,
Тем бархатистей и великолепней
Хвосты освобожденных крыл».


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank