Вход в систему
26
ноя
2010

Что происходит на Майдане?


Джина выпустили из бутылки, а теперь пытаются загнать его обратно.

В 90-е годы закрывались предприятия, людей отпускали на «свободу». По сути это напоминало отмену крепостного права. Крепостные крестьяне, всю жизнь привыкшие работать на своего барина, не знали, что им делать со своей свободой. Многие так и остались при своих господах доживать свой век. Самые предприимчивые и зажиточные успешно занялись личным хозяйством, остальные подались в город на заработки, прижились там и начали работать теперь не на барина, а на фабриканта-заводчика, ну, а самые успешные выбились в купцы.

То же самое произошло и с «новой формацией» людей, провозглашённой коммунистической партией «обществом советских людей». Это, по коммунистической идеологии, были особенные люди. О таких людях сказал А.С.Макаренко: «Сейчас ни у одного советского человека не зашевелится в сердце подлая гадина: «Эх, магазинчик бы завесть!» Куда там! Ещё сколько магазинчиков завелось!
Официально считалось, что создан новый тип человека, которому чужда частная собственность. Ошиблись великие теоретики! Прав оказался царский министр Пётр Аркадьевич Столыпин, который утверждал, что чувство частной собственности – это основной человеческий инстинкт, такой же, как чувство голода или половое чувство.

Люди, за годы советской власти привыкшие работать от гудка до гудка и получать за это строго нормированную зарплату, бесплатное медицинское образование, квартиру от предприятия, в 90-е годы оказались выброшенными на произвол судьбы. Теперь государство отказалось о них заботиться и сказало: «Живите как хотите!»

Вот тут-то и началось! А для кого-то и вовсе всё закончилось… Началось накопление капитала. Разумеется, по закону, открытому ещё Ломоносовым, «если где-то убудет, то где-то прибудет». С появлением миллионеров в стране число её жителей сократилось тоже на те же миллионы. Всё по закону: сколько прибудет, столько и убудет. Самые выживаемые и приспособляемые к разным условиям жизни, не заморачивающие себе головы общечеловеческими ценностями и принципами, занялись повсеместно бизнесом, предпринимательской деятельностью. Дельце оказалось выгодным. Собственно говоря, что представляет собой наш «малый бизнес»? Поехал в Одессу, купил тапочек по 3 гривни за штуку, привёз на рынок и продал по 9 гривен. Это в цивилизованных странах, если бизнесмен имеет прибыль свыше двух процентов, то о нём скажут: «Крутой парень!» Наши мелочиться не станут. У наших бизнесменов накрутка не меньше пятидесяти процентов. А люди, босые, голодные и раздетые, ещё спасибо скажут за дешёвые тапочки. Вот и зажили неплохо: ни тебе начальников над тобой, ни графика работы, сам себе хозяин, словом – свобода! А то, что той бабке скоро и тапочки будет не за что купить, – это нас не касается.

Честно говоря, поражаюсь, когда вижу такое количество людей на Майдане. Кто же у нас тогда работает? Откуда ждать процветания? Торговля – двигатель прогресса? А товары кто производить будет, чтобы было чем торговать?
Кстати, во многих странах рынков вообще не существует, только магазины. Взять, к примеру, хотя бы процветающую Японию, страну, занимающую первое место в мире по продолжительности жизни людей. Кто со мной не согласится, что это наилучший показатель гуманности и правильности государственного устройства? Так вот, японцы не знают, что такое рынок. Они знают только магазины, в которых кассы, камеры, расплачиваются карточками. Никакой торговли на улицах, как у нас, нет в цивилизованном мире. Даже бабушек с вязаными носками и жареными семечками нет на улицах.

На каждое такое движение требуется разрешение правительства, документы, без этого ты никому ничего продать не имеешь права. Одна журналистка рассказывала, как увидела на улице в Токио белого парня, стоявшего с лотком и пытавшегося продать сувениры «Русские матрёшки». От него все шарахались в стороны: нельзя торговать на улице, могут быть неприятности, это неприлично. Как у нас порядочный человек не купит с рук у подозрительного лица какую-нибудь красивую хрустальную вазу за копейки, так и в Японии никогда ничего не купят на улице. Не хотят неприятностей. Кстати, парень, решивший подзаработать таким образом, оказался студентом из Украины. Наивный юноша не знал, что для японца – это преступление: покупать несанкционированный товар.
«На майдане коло церкви революция идэ, на майдане коло церкви революция гудэ», - учили Соссюру по старой школьной программе. Чего хотим? Чтобы налоги поменьше, а прибыли побольше? Против ежовых рукавиц? А как же государственные интересы, граждане мои дорогие? С чего казна пополняться будет?


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank