Вход в систему
24
фев
2012

Актуальные мысли о педагогике


Слово "педагог", как помнится, исконно вовсе не предусматривало, что кто-то кого-то учит или воспитывает, оно означало раба, который водит ребенка в школу. И все. Скорее всего, от педагога даже грамотности не требовалось. Только исполнительность и присмотр за дитем. Сейчас, похоже, мы присутствуем при возвращении этому слову исходного значения. Педагоги школ воспринимаются государством как государственные крепостные, рабы. Я очень много общаюсь с учителями: от московских элитных школ до обычных деревенских. При всей разнице в образе жизни, зарплате, условиях работы и пр., самоощущение одинаковое: "Нас за людей не держат".

Собрание Единой России -- всем явиться. Митинг - всем быть, по списку. "Не тот" митинг - все равно всем быть, но на работе, детей пасти. Педагогить. Не важно, что это выходной, не важно, что дети в лицо смеются и уж точно не важно, что ты сам про это думаешь. Велено -- делай.

При этом зарплата, например, в деревенской школе от 5 тыс у молодого учителя до 11 у очень опытного. Зашибись. На методическую литературу выделяется типа 162 рубля. В год. Канцтовары не выделяются. Отпускные в начале отпуска не выплачиваются, это вообще норма в глубинке, поэтому летом надо стараться подработать. Без огорода просто не выжить. При этом количество отчетов, планов, программ и прочей непонятно кому нужной бумажной дури растет в геометрической прогрессии от года к году. Компьютер и принтер один на школу.
Дети становятся все более непростыми, так как семьи или пьют, или родители зарабатывают в режиме 25 часов в сутки. При этом если в школе меньше 200 чел, ей не положен ни психолог, ни социальный работник. А в таких школах почти все поголовно дети из кризисных семей.

Спрашивала: почему ж вы соглашаетесь? Ну, не пойдете на собрание ЕР, не уволят же? Нас-то не уволят, говорят. Уволят директора. А сначала будут матом на нее орать и ногами топать. А она у нас хорошая, старается, чтобы школа не пропала и не закрылась. За детей переживает. И всегда в положение войдет, если что в семье. Вот и мы в ее положение входим.
Как будет разговаривать с учителями директор, на которого только что орали матом? Которого заставили написать заявление об уходе с датой "после выборов"? Передаст агрессию и унижение дальше? А учителя потом -- дальше, детям? А дети потом дальше -- стареньким бабушкам, которые только и ждут их дома после школы, мамашкам, приходящим с работы полуживыми?
Или погасит волевым усилием все это внутри, на себе? Проглотит мерзость раз, другой, сотый и так пока не сожрет оно изнутри тело и психику, превратившись в язву, рак и инсульт? Что лучше?
Или вот вариант, как одна знакомая директор московской школы -- прекрасная, детей любит и понимает, живет своим делом, школу после директорства жуткой самодуры реабилитирует любовно, как свое дитя -- после выборов: "Ну да, приписали. А как иначе? Да они и самые адекватные, из Единой-то России. Сидели наблюдатели спокойно, вежливо. А другие же лезли, мешали, психовали чего-то. Не давали быстрее закончить и уйти, а нам еще к урокам готовиться, между прочим". Какая же должна быть потребность в психологической защите, какой невыносимый внутренний конфликт, чтобы умный человек рассуждал на грани идиотизма?

Слушайте, с этим надо что-то делать. Сотни тысяч людей по факту превращены в государственных крепостных, рабов-педагогов. Они чувствуют себя "людьми второго сорта" -- это слова, слышанные много многократно. Они являются жертвами психологического и административного насилия -- каждый день. Какого воспитания для наших детей мы от них ждем? Какого образования и подготовки к жизни? Какого сотрудничества с нами?
Конечно, можно назвать их баранами, заклеймить за отсутствие чувства собственного достоинства. Но давайте честно: мы согласны на то, чтобы завтра уважающие себя директора -- а это самые лучшие, самые честные, самые неравнодушные к детям -- пошлют лесом начальство и напишут заявления об уходе? Или не напишут, но будут выдерживать агрессию, обвинения, угрозы -- пока хватит здоровья и сердце не остановится? Мы согласны на то, чтобы на их место пришли начальствуугодные, а значит, вскоре потянулись из школ все уважающие себя, профессиональные, неравнодушные учителя? Мы осознаем, что заложниками всего этого станут наши дети? Что МЫ ВСЕ заложники того, что делают со школой?

Поэтому у меня вопрос: когда мы клеймим и стыдим, мы готовы встать стеной за тех учителей, что выберут достоинство? Мы готовы будем потратить силы, время, нервы, чтобы их отстоять? Мы их не сдадим? Какую помощь и поддержку мы готовы им предложить?
Что думаете?

Источник http://ludmilapsyholog.livejournal.com/135798.html#comments


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank