Вход в систему
22
дек
2011
20 лет "независимости", или Энергия отрицания "совка" окончательно выдохлась.

20 лет "независимости", или Энергия отрицания "совка" окончательно выдохлась.


«20 лет независимости», или Энергия отрицания «совка» окончательно выдохлась.
Надоело уже всё антисоветское, что мы видим сейчас по телевизору. Сколько можно! 20 лет показывают нам «страшную правду» о коммунистическом режиме. Вот к выборам в России подогнали телесериал «Фурцева» и показали, чтобы народ ещё раз убедился, как всё было плохо тогда, до развала Советского Союза. Сталина в фильме играет популярный юморист Хазанов, Брежнева – Стоянов из «Городка», Хрущёва – Сухоруков из «Брата». Ассоциации, я вам скажу… Но дело даже не в этом.
В «Литературной газете прочла: «Но почему так примитивно, почему без огонька? Почему, посмотрев двенадцать серий, пребываешь в убеждённости, что участники проекта просто отбывали номер?..

Они устали. В этом собирательном местоимении сотни разочаровавшихся в дремучем народе, тех, кто считает проигранной борьбу за демократию, кто отчаялся и хочет уехать, а пока просто зарабатывает деньги и радуется любой возможности плюнуть в герб СССР.

А начинали они ярко и самоуверенно – талантливым, тонким, а потому особенно действенным «Покаянием». Но за двадцать пять лет открытая и постоянно взбалтываемая ёмкость с антисоветским шампанским стала дурно пахнуть. Жидкость перестала пениться, поднимать со дна колючие пузырьки. Энергия отрицания «совка» окончательно выдохлась.

То антисоветское, что мы видим сейчас по телевизору, и в частности сериал «Фурцева», – инерция. Не бойтесь, такое уже не задавит», - пишет Олег Пухнавцев.
Такое уже не задавит… Давайте вспомним…
Уходящий 2011 год полон знаменательных дат и юбилеев, самым значимым из которых можно назвать 20-летие со времени распада Советского Союза. Празднование «независимости» во многих странах бывшего Советского Союза зачастую перерастало в митинги, демонстрации протеста существующему положению дел. К вооружённому столкновению привела попытка президента Казахстана Назарбаева провести праздник независимости в своей стране, которой он безраздельно правит уже 20 лет. Нужно называть вещи своими именами: это уже не президент, а царь. Корона передаётся по наследству. Вот вам и вся демократия: в бастующих нефтяников стреляют, чтобы восставшие рабы не мешали «небожителям» строить себе рай на земле.
Кто-нибудь ответит за то, что творилось и творится сейчас?
20 лет, как распался Советский Союз…
Как будто бы война прокатилась по земле, такая разруха кругом, столько бедствий и страданий перенесли люди. Не все выжили, население сократилось на миллионы…
Что говорить о простых смертных, если даже самые популярные и известные на весь мир советские актёры испытали унижение нищетой, безвыходностью существования?!
Наталья Данилова, сыгравшая в знаменитой киноленте Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя» Варю Синичкину, «правильную девочку», рассказывала, чтО ей пришлось пережить за годы после распада Советского Союза:
«У мужа Сережи случился инфаркт и сразу же инсульт. В 45 лет. Это была катастрофа. Он в больнице, мама дома, а я ушла из театра. Спасал дубляж. Но скоро на студии перестали платить. По утрам я ходила гулять с собакой. Вижу, в траве бутылка лежит: «Никочка, берем!» - и в сумку. А потом я их сдавала в магазине и покупала хлеб и молоко. Но потом Сережа умер, до этого умерла мама, я очень сильно заболела. А мне даже воды подать некому. Вот это было страшно. Я лежала и просто умирала в полном одиночестве. Потом делала усилие, вставала и с гудящей головой шла по улице в ближайшую комиссионку с очередной хрустальной вазой. Получала деньги и покупала в аптеке аспирин. Слава богу, ничего есть не хотелось. Первое время я разговаривала сама с собой. Читала себе вслух книги, чтобы слышать свой голос. Ловила себя на том, что говорю с мамой, что-то отвечаю Сереже...»
Актриса Бразговка Ирина Владимировна, мать одной из дочерей Андрея Кончаловского, в те трудные годы, когда распался Советский Союз, осталась без работы. Она пыталась устроиться уборщицей в школу, но её не взяли, узнав, что она известная актриса. Дочь актрисы часто болела, в доме из еды были только хлеб и каша, да и то не всегда. Рассказывает Ирина Бразговка в интервью:
- Кончаловский пишет, что вы бедствовали, очень трудно жили. Это правда?
- Я думаю, сейчас многие так живут. Кто-то, конечно, и в те годы нищенствовал, но я все-таки была артистка... Денег, разумеется, не хватало. Девочкам на кашу деньги были, а себе я ничего купить не могла. Детскую одежду дарили знакомые. Ну и родители помогали, но от них помощь принимать мне было стыдно. Я же сама эту историю закрутила, поэтому старалась справляться самостоятельно.
Первые несколько лет я еще пела в ансамбле Покровского, даже дети участвовали в каких-то концертах, а потом они пошли в школу, и мне стало трудно ездить на гастроли. Да и в ансамбле за это время многое переменилось... В общем, ушла. Стала заниматься ювелиркой. Делала такие тоненькие колечки из мельхиора с перламутровыми вставками. Паяла, шлифовала, резала ракушки - освоила все. Потом продавала. Мы ездили вместе с детьми в Измайлово, на Арбат и в Битцу, ставили мольберт, развешивали колечки... Сначала было стыдно: как это я стану продавать?
- Там же многие художники стояли.
- Художников было много, а актеров мало. Не слишком приятно, когда тебя узнают и начинают злорадствовать: "Что, не снимают больше? Торговать приходится?" В конце концов я перестала обращать на это внимание. Иногда, правда, случалось и по-другому: "Как, вы и это умеете? Надо же, какой талант!" Тогда было приятно. Я внутренне как-то приподнималась и радостно продолжала торговать.
Вообще актерская профессия мне сильно мешала. Одно время я работала уборщицей, ходила в нашем районе по школам. Мне предложили перейти в банк, но как узнали, что я актриса, испугались и отказали: "Может быть, вы поищете себе что-то другое?" Хотели, наверное, как лучше, но я расстроилась: платили-то в банке хорошо. Иногда доходило до того, что в доме не было ничего, кроме хлеба. Несколько лет подряд я просыпалась по утрам, и на меня сразу наваливался ужас. Начались какие-то срывы, я ходила к невропатологу, лечилась иглоукалыванием... Было очень тяжело одной.
А потом я устроилась работать на фармацевтическую фабрику к своим знакомым, освоила профессии секретаря, менеджера, стала разбираться в медицине... Дети выросли, мы жили втроем, дружной такой семейкой. Поэтому звонок Кончаловского я восприняла как катастрофу: было совершенно очевидно, что в семье начнется если не война, то полный разброд и шатание.

Страшно представить, в каком одиночестве, забвении и нищете умерла в годы перестроечной разрухи всенародная любимица Тамара Носова, та самая тётушка-миллионерша из Бразилии (фильм «Здравствуйте, я ваша тётя!»). Та же судьба у многих актёров, среди них «начальник Чукотки» Михаил Кононов, «купи-продай» из «Вечного зова» А.Новиков…
Вот так проехался развал Советского Союза по судьбе знаменитостей. Что уж говорить о простых людях…


Комментарии
Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

Fill in the blank